Ноосферная реальность безначального Космоса – культурное достояние человечества

А.Г.Назаров,
доктор биологических наук, академик РАЕН,
директор Экологического центра
Института истории естествознания
и техники им. С.И.Вавилова РАН,
Москва

 

Горит огнем и вечной мыслью солнце;
Осенены всё той же тайной думой,
Блистают звезды в беспредельном небе;
И одинокий, молчаливый месяц
Глядит на нашу землю светлым оком.
В тьме ночи возникает мысль созданья;
Во свете дня она уже одета,
И спеет в неге теплоты и зноя.
Повсюду мысль одна – одна идея,
Она живет и в пепле и в пожаре;
Она и там – в огне, в раскатах грома;
В сокрытой тьме бездонной глубины;
И там, в безмолвии лесов дремучих;
В прозрачном и плавучем царстве вод глубоких,
В их зеркале, и в шумной битве волн;
И в тишине безмолвного кладбища;
На высях гор безлюдных и пустынных;
В печальном завыванье бурь и ветра;
В глубоком сне недвижимого камня;
В дыхании былинки молчаливой;
И в дикой силе львиной мышцы крепкой;
В судьбе народов, царств, ума и чувства
всюду –
Она одна – царица бытия!
А.В.Кольцов

Космический смысл культурной акции Н.К.Рериха

В Пакте культуры Н.К.Рериха есть особенности, выделяющие его из числа других культурных акций стран и народов. Культуру Рерих рассматривает как достояние всего человечества, а человечество выступает в концепции великого художника и мыслителя как космическое целое. В русском языке, в отличие от языков западноевропейских, лучше и чище сохраняется изначальный, глубинный смысл понятия «достояние» – то, что безраздельно принадлежит народу, нации, обществу, всему миру. Это не собственность и не имущество, которые подлежат купле-продаже и которыми, по определению, в пространстве-времени земной жизни нельзя владеть безраздельно. Великий проект Рериха – создание Пакта и Знамени Мира – был обращен в будущее, к грядущим поколениям, призванным Историей сохранить и защитить сокровища и памятники человеческого гения во всех областях науки, искусства и культуры. Возможно, мы еще не до конца сознаем величие, своевременность и новаторство мировой акции Н.К.Рериха в защите сокровищниц духа всего человечества.
Культурное достояние человечества, подлежащее сохранению, для Рериха концентрировалось не только и не столько в материальной культуре, но в том духовном пласте, которым пронизана вся материальная культура человека. Духовность культуры, утверждал Н.К.Рерих, незримыми потоками пронизывает космические пространства, одушевляя Космос, а из него к человеку протянуты «огненные нити» – потоки космической энергии разной плотности – источники творческой энергии человека, его духовной деятельности.
Неразрывность космического и духовного начал человека и человечества составляют сущность ноосферной концепции, и в своем Пакте культуры Н.К.Рерих близко подходит к основаниям и необходимым условиям ноосферных представлений Вернадского – Тейяра – Леруа. Эта сторона творчества нашего гениального соотечественника практически не изучена. Но без основной идеи Пакта Рериха – без сохранения культурного достояния человечества, насыщенного духовной компонентой, – нет и не может быть перехода человечества на ноосферный путь развития – путь устойчивого развития, говоря современным научным языком.

Что такое ноосфера?

Для усвоения и практического применения ноосферной концепции основополагающее значение имеет понятие ноосфера. Именно в его трактовке, в толковании его возможных смыслов заключены противоречия, с которыми связано принятие или непринятие ноосферной концепции в современной науке. К настоящему времени завершился 35-летний период историко-научного и естественно-научного изучения и философского осмысления первоистоков понятия ноосферы, его содержательного смысла, возможных следствий и путей развития понятия до уровня концептуальной системы знаний. В нашу задачу не входит подробный анализ всех «за» и «против» ноосферных представлений – этому посвящена большая литература, включая и наши многолетние исследования в области биосферно-ноосферной проблематики. Остановимся на итогах относительно завершившегося историко-научного этапа изучения ноосферных понятий.
Понятие ноосферы включает два неотделимых друг от друга пласта реальности: реальность биосферы, природной планетарной оболочки Земли, и реальность преобразования биосферы научной мыслью и трудом человека, перехода биосферы в новое эволюционное состояние, которое обусловлено переработкой вещества биосферы и ее структурных элементов в процессе хозяйственной и культурной деятельности социально организованного человечества. Новое состояние биосферы характеризуется возникновением, наряду с природными, природно-антропогенных и чисто антропогенных («социогенных», «ноогенных, «техногенных») потоков вещества, энергии и информации, а сама биосфера насыщается рукотворными продуктами человеческой деятельности.
Фундаментом будущей системы понятий ноосферы служат созданное В.И.Вернадским в 1916–1926 годах учение о биосфере и разработанное им в цикле Таврических лекций в Симферополе в 1919–1921 годах представление о геохимической деятельности человечества, связанное с ролью сознания в развитии Земли. Учение о геохимической деятельности в 1920–1930-е годы являлось заключительным аккордом учения о биосфере, а в 1930–1940-е годы – основой ноосферной концепции, самостоятельно разработанной В.И.Вернадским.
Истоки углубленных размышлений В.И.Вернадского о роли сознания в ходе развития природных процессов Земли как планеты относятся к середине 1880-х годов, к студенческим годам, когда он участвовал в знаменитых почвенных экспедициях В.В.Докучаева. Докучаевское понятие о почве как комплексе природных факторов, неразрывно связанных с трудом человека-земледельца и его духовным миром, послужило мощным импульсом последующих многолетних исканий В.И.Вернадского в осмыслении преобразующей Природу деятельности человека и человечества. К началу 1920-х годов этот период размышлений над ролью сознания составлял у Вернадского не менее 35 лет и продолжался в дальнейшем до конца его жизни (1945).
Историко-научный анализ всего наследия В.И.Вернадского, особенно его «личностного пласта» (дневники, письма к жене Наталье Егоровне, с которой он прожил 57 лет «душа в душу и мысль в мысль», колоссальная по объему переписка с учеными и общественными деятелями; заметки, записные книжки и др.), содержащего более 10 тысяч страниц опубликованных и неопубликованных архивных данных, показывает неслучайность обращения ученого к ноосферной проблематике. К началу 1920-х годов В.И.Вернадским был собран и обобщен огромный фактический материал по живому веществу биосферы, принципам ее организованности, по геохимической активности человека в биосфере. Настало время научного изучения наследия и другого крупнейшего мыслителя-космиста – Н.К.Рериха – для обогащения и исследования новых граней ноосферной концепции.
Синтез этого громадного по объему фактического материала, «момент истины» ученого, произошел в Симферополе в тяжелейшие для России и судеб культуры годы Гражданской войны (1919–1922). Именно в лекциях В.И.Вернадского, прочитанных в Таврическом университете, и в его лекции на кооперативных курсах в Симферополе (1921) о роли воли и сознания человека в биосфере впервые высказана ясная по смыслу и форме изложения идея о геохимической деятельности человечества, неуклонно преобразующей биосферу Земли и приводящей ее в новое состояние. Здесь же развита идея космизма – космического происхождения биосферы и космического характера человеческой деятельности.
Используя эвристические возможности историко-научной методологии и разработанный им оригинальный атомистический подход к истории развития человечества, В.И.Вернадский в Таврических лекциях вскрывает широкую историческую панораму воздействия человека на биосферу, от палеолита и неолита до начала ХХ века. Доказательство ведется на уровне атомистического «элементного» разреза мира – по количеству и темпам вовлечения отдельных атомов (химических элементов) в орбиту жизнедеятельности и духовного развития человека. Ученый впервые показал, – и до сих пор это осталось никем не оспоренным, – что темп воздействия на биосферу с каждой исторической эпохой ускоряется и к началу ХХ века, когда вовлекаются все химические элементы таблицы Менделеева и многие изотопы, достигает максимума. Вернадский говорит о «напряжении сознания», и этим «напряжением сознания, – отмечает ученый, – оценивается вся красота исторической эпохи». Можно утверждать, и тому есть научные доказательства, что на Крымской земле в переломную эпоху начала ХХ века, в невероятно трудных условиях голода, холода и разрухи, красного и белого террора Гражданской войны, оказались собраны вместе могучие духовные силы русской интеллигенции. Вместе с В.И.Вернадским в Таврическом университете работали: основатель учения о лесе, высоко ценимый Вернадским, предтеча учения о биосфере Г.Ф.Морозов, здесь же, на Крымской земле, и похороненный в 1920 году; сподвижник В.В.Докучаева, выдающийся почвовед, гидролог, будущий академик Г.Н.Высоцкий; знаменитый путешественник, исследователь Центральной Азии, русский академик В.А.Обручев; ученик Вернадского, будущий академик и председатель Отделения геологии, географии и геохимии АН СССР Д.И.Щербаков; будущий вице-президент АН СССР, всемирно известный металлург, создатель танковой брони, академик И.П.Бардин; религиозный мыслитель, священник о. Сергий Булгаков; крупный российский философ П.И.Новгородцев; будущий «отец атомной бомбы», руководитель советского атомного проекта, студент Таврического университета И.В.Курчатов; здесь же, в Крыму, творил Максимилиан Волошин…
Напряжение сознания лучших представителей науки и культуры обусловило рождение новой системы взглядов, новой научно-общественной парадигмы человечества – ноосферной концепции. Это факт огромного всемирно-исторического значения. До конца ли он осознается современной интеллигенцией Крыма?
По приглашению Парижской Сорбонны В.И.Вернадский в 1923–1924 годах читал лекции по геохимии. Они составили содержание книги «La Géochimie», изданной в Париже в 1924 году. Она была написана по материалам Таврических лекций В.И.Вернадского, расширенных и дополненных в лекционном курсе Сорбонны. Слушателями лекций В.И.Вернадского и читателями его книги были сподвижники философа, будущего лауреата Нобелевской премии (1927) Анри Бергсона – математик и теолог, профессор Коллеж де Франс Эдуар Леруа и выдающийся антрополог, геолог, христианский миссионер ордена иезуитов Пьер Тейяр де Шарден. Они приняли понятие В.И.Вернадского о биосфере и его представление о геохимической деятельности человечества. В.И.Вернадский встречался с ними в Париже и, по свидетельству академика Н.Н.Моисеева, выступал с изложением своих взглядов на семинаре Бергсона в 1924 г. (однако личная встреча Вернадского и Бергсона состоялась позже). В курсе лекций Э.Леруа семестра 1927–1928 годов (изданных отдельной книгой в 1928 году и переизданной в 1931 году) «Предназначение человека и факт эволюции» впервые был использован новый термин и дано представление о ноосфере. Со ссылками на Вернадского вначале приводится понятие о биосфере, а затем, с использованием многочисленных ссылок и выдержек из рукописных текстов П.Тейяра (он находился в Китае, и публикация его трудов была запрещена Ватиканом), излагается понятие ноосферы как эволюционной стадии развития биосферы. Есть данные текстологического анализа, свидетельствующие, что автором термина «ноосфера» является Пьер Тейяр, который ввел его в 1925 году после знакомства с трудами В.И.Вернадского. Никаких новых фактов, подтверждающих выводы Леруа и Тейяра, в их трудах не приводится, но, со ссылкой на В.И.Вернадского, рассмотрено воздействие человека на важнейший из биогеохимических циклов – круговорот углерода (СО2) в биосфере. По-видимому, как и других французских ученых, их вполне удовлетворил огромный фактический материал по геохимической деятельности человечества, приведенный Вернадским в лекциях и в монографии «Геохимия». В книге Леруа – Тейяра фактические доказательства В.И.Вернадского о ноосферном, преобразующем биосферу воздействии человека как бы вынесены «за скобки» и все изложение приводится на феноменологическом уровне.
Главная идея, положенная Тейяром и Леруа в основу понятия ноосферы, состояла в том, чтобы найти место человека в биосфере, «не разрушая ее и не дезорганизуя». Они поместили человека «выше низшей природы» и декларировали существование связанной с человеком особой сферы, «которая не отрывается от своей почвы – биосферы» и представляет собой «сферу интеллекта, труда в промышленности и сельском хозяйстве, сферу сознательного изобретательства, короче говоря, сферу духа, или ноосферу». С появлением человека в плиоцене авторы связывали начало процесса трансформации природных потоков биосферы – процесса ее гоминизации, или «очеловечивания». Эти мысли созвучны идеям В.И.Вернадского и являются творческим развитием его учения о биосфере. Это подчеркивал и сам Вернадский; в письме к сыну, профессору Йелльского университета Георгию Вернадскому он отмечал: «Леруа и Тейяр глубже развили мою биосферу». По существу, в первом из двух следствий из понятия ноосферы пересказывают они и вывод Вернадского об ускорении темпов развития человеческой деятельности, подчеркивая вместе с тем ее разрушительный характер. Но второе следствие, скорее всего принадлежащее Пьеру Тейяру, не было связано с биосферным учением Вернадского; оно вполне оригинально и отражает основной ход мысли Тейяра, венчающий его будущий «Феномен человека». Творцы термина – слова и понятия «ноосфера» – уже к концу 1920-х годов считали, что человеку тесно в биосфере, что ноосфера как некий духовный надбиосферный пласт стремится обособиться от биосферы, выйти в просторы Космоса. Позже в своем видении эволюции биосферы и человека, оставшемся неизвестным В.И.Вернадскому, Пьер Тейяр приходит к так называемому финалистскому пути развития человечества и ноосферы: личность и облик человека исчезают, индивидуальное его сознание устремляется к космической «точке Омега» (месту бытия Бога?) – здесь, в финальном катастрофическом акте развития, объединенные чувством Любви индивидуальные сознания сливаются в одно космическое сознание Ноосферы, оторвавшееся от своей земной прародины – биосферы планеты Земля. В таком теологическом варианте ноосферной концепции ноосферных начал в безначальном и беспредельном Космосе может существовать неисчислимое множество – везде, где есть предпосылки развития Жизни. Земная история развития ноосферы П.Тейяром вообще не рассматривается.
Кажущееся существенным различие в толковании направленности ноосферных процессов между подходами Вернадского и Тейяра – Леруа в действительности оказывается весьма условным. Никаких двух концепций ноосферы – «материалистической» Вернадского и «идеалистической» Тейяра – Леруа не существует. Есть одна концепция ноосферы, имеющая глубокий научный смысл и прочную базу фактических данных. В ее основе лежит учение В.И.Вернадского о биосфере, о ее преобразовании человеком. Различные толкования ноосферной концепции, включая и мистико-эзотерические, выходят за пределы науки и не могут в связи с этим научно обсуждаться. Но они имеют право на жизнь, как и любое вненаучное и ненаучное знание, вырабатываемое в истории развития человеческой культуры.
Изложенное выше показывает, что разработанное В.И.Вернадским учение о биосфере и ноосферная концепция Вернадского – Тейяра – Леруа представляют основу принципиально нового синтетического знания, возможного лишь на определенной, высокой ступени развития человеческой цивилизации. Попытки поисков «ноосферных прототипов» в легендах, мифах, верованиях, религиозно-мистических откровениях в синкретических периодах развития науки античности, Средневековья, Нового времени непродуктивны и научно едва ли состоятельны.

Ноосферная реальность – реальность нашего времени

Творцов ноосферной концепции, несмотря на различие в подходах, объединяет одно важное обстоятельство: и для В.И.Вернадского, и для П.Тейяра, и для Э.Леруа становление ноосферы как нового эволюционного состояния биосферы являлось реальностью. Такой же реальностью для Н.К.Рериха был одушевленный (ноосферный) Космос. Само понятие ноосферы для них было не отдаленным, абстрактным понятием, а вполне конкретным, ощутимым в повседневной жизни, доступным изучению. В.И.Вернадский не отделял общего процесса эволюции биосферы от ее преобразования человеком. Но он глубоко осознал тот принципиально новый шаг, который сделали его французские коллеги в результате творческого усвоения и дальнейшего развития его биосферных идей. В понятии ноосферы Тейяра – Леруа человек становился не одним изпредставителей живого вещества, а особым, ни с кем не сравнимым эволюционным существом, наделенным интеллектом (разумом), собственным внутренним миром (духовностью), психо-эмоциональными средствами восприятия окружающей действительности, свободой выбора и волей, ощущением и осознанием своей принадлежности к Космосу. Активная деятельность такого социально организованного субъекта биосферы создает сложно построенную, структурированную духовную сферу, которая, проникая в глубины и тайны организованности биосферы и Космоса, очеловечивает и одушевляет их. И в этом смысле духовная сфера, названная ноосферой, реально существует, о ней много размышлял и писал в своих работах Рерих.
Познакомившись с книгой Леруа в середине 1930-х годов, В.И.Вернадский сразу же понял и принял реальность ноосферы как нового эволюционного состояния биосферы, глубже характеризующего проявления геохимической деятельности человечества. По-видимому, сам термин ноосфера, обладающий богатым внутренним содержанием и красотой, привлекал Вернадского неудержимо: над реальностью ноосферы и необходимостью ее научного управления ученый размышлял неотрывно; под этим углом зрения рассматривал прошедшие и текущие исторические события (как, например, ноосферную неизбежность поражения немцев во Второй мировой войне 1939–1945 гг.). Вернадский страстно желал скорейшего приближения новой эпохи («Поколение моей внучки будет жить в ноосфере!»). Он разрабатывает необходимые предпосылки наступления ноосферы (расселение человечества во всех уголках земного шара, его объединение, всеобщие транспорт и связь, отсутствие войн и др.). В работах В.И.Вернадского последних лет его жизни можно найти ряд противоречий – и в самом вúдении «эпохи ноосферы», и в сроках ее реального наступления («последняя стадия эволюции биосферы», «современная стадия эволюционного развития биосферы»).
Научный анализ и сопоставление текстов Тейяра – Леруа – Вернадского позволяют утверждать, что основатели концепции ноосферы понимали ее примерно одинаково: как завершающую стадию развития биосферы, как наступающую эпоху ноосферы; приближение ноосферной эпохи для них было близко к абсолютной реальности. В 1920–1930-е годы, когда было предложено понятие ноосферы, многие современные реалии не были известны и научные основания ноосферной концепции не разрабатывались, за исключением усилий В.И.Вернадского в последние годы его жизни. В СССР ноосферная концепция вообще считалась идеалистической.
Характеризуемый 35-летний период научных исследований биосферно-ноосферной проблематики в СССР и в России внес коррективы в некоторые представления основоположников ноосферной концепции. Были предприняты попытки критического анализа научных оснований и содержательного смысла понятия ноосферы, философского осмысления субъект-объектных отношений в ноосфере, проблем ноосферного сознания и ноосферной реальности [1]. Как отмечалось, основные противоречия и возражения в восприятии ноосферной концепции связаны с пониманием конечности ноосферной эпохи и с ее началом. Обычно задается общий вопрос: наступила ли ноосфера, а если наступила, почему же нет разумного отношения к природе, людей друг к другу, почему нет благоденствия в мире, почему много зла и разрушений? Отсюда делаются выводы о «неэтичности» концепции ноосферы, в лучшем случае – о ее утопичности [2].
Ответы на эти вопросы содержатся частично в трудах основателей понятия ноосферы, частично в работах современных исследователей. С нашей точки зрения, говорить о ноосфере как о некоторой долгожданной «эпохе разума», которая должна наступить и к которой неуклонно движется человечество, нет оснований. Ни научных, ни этических. В исходном понятии ноосферы П.Тейяра и Э.Леруа нет ее прямого отождествления со «сферой разума». Практически нигде в своих работах этой шаблонной калькой не пользуется и В.И.Вернадский. Ноосфера определяется как «сфера духа», вместе с другими ипостасями этого сложного понятия. Как мы увидим ниже, творцы понятия ноосферы не рассматривали ее односторонне, только как некое благостное, бесконфликтное состояние человечества. Наконец, и здесь позиция ряда современных авторов расходится с представлениями основоположников ноосферной концепции, – ноосферы как «завершенной», «конечной стадии развития биосферы» не существует и, по-видимому, теоретически и практически быть не может.
Понятие ноосферы заключает в себе динамичный процесс развития биосферы, процесс ноосферогенеза, и «начала» его теряются где-то в глубинах эволюции Жизни, задолго до появления современного человека, который сам представляет и результат, и одну из стадий эволюции Жизни. Но Жизнь – атрибут безначального Космоса. Жизнь вечна, считал В.И.Вернадский, следовательно, должны быть вечными, неуничтожимыми и воспроизводимыми в просторах Вселенной и начала ноосферы, правильнее сказать – космические ноосферные начала, исходя из процессуальной сущности ноосферогенеза и космической сущности биосферы – ноосферы. Как нет начала и конца Жизни в ее живом веществе – совокупности всех живых организмов, включая человека, – так и космические ноосферные начала заложены в самой природе живого вещества, в организованности биосферы, которая создает человека или другие разумные существа в неисчислимых мирах Вселенной, в беспредельном и безначальном Космосе, за миллиарды миллиардов лет космической эволюции.
Подобные мотивы исконно «духовного Космоса», содержащего в себе предпосылки Жизни, не имеющей ни начала, ни конца, развертывающейся в эволюционном движении в благоприятных условиях космического пространства, подобных планете Земля, содержатся в работах К.Э.Циолковского, А.Л.Чижевского, В.И.Вернадского, Пьера Тейяра де Шардена, Н.К.Рериха, С.Н.Рериха и других естествоиспытателей-космистов.
Следовательно, формирование «земной ноосферы» на фундаменте планетарной биосферы не может иметь «конечной стадии» и отвечающей ей «эпохи ноосферы». Процесс ноосферогенеза – переработки вещества и энергии биосферы научной мыслью и трудом социально организованного человечества – проходит множество стадий, которые, как доказывал на большом фактическом материале В.И.Вернадский, могут иметь остановки, замедляться, но не могут быть повернуты вспять. На какой-то стадии, близкой к возможному нарушению организованности биосферы и исчерпаемости ее ресурсов, ноосферное человечество будет осваивать ближний и дальний Космос, тем самым насыщая вселенскую Ойкумену духовностью, очеловечивая космические ноосферные начала. По-видимому, выход человечества (или его части) за пределы земной биосферы, расширение неуничтожимого ноосферного процесса в Космосе – неизбежное следствие скрытой в биосфере Земли и в биосферах других планет, в других возможных местообитаниях эволюционирующей Жизни биогеохимической энергии ноосферогенеза. Л.Н.Гумилев любил приводить яркую метафору о «вселенской душе» космической ноосферы из «Поэмы начала» своего отца, Николая Гумилева:

Убивая и воскрешая,
Набухать вселенской душой –
В этом воля земли святая,
Непонятная ей самой.

Трудности с «конечной ноосферой» во многом снимаются, если рассматривать «реальность ноосферы» под углом зрения «ноосферной реальности» – формирующейся в наше время и имевшей место в прошлые периоды развития «очеловеченной» биосферы переходной биосферно-ноосферной целостности – одной из стадий проявления и развертывания во времени и пространстве ноосферного процесса, или ноосферогенеза. Биосферно-ноосферная целостность, называемая нами «ноосферной реальностью», формируется на фундаменте организованности биосферы и ее вещественно-энергетическом фундаменте, но имеет новые черты организованности ноосферы. Они проявляются в становлении структурно организованных информационно-социогенных и техногенных потоков, в формировании пяти довольно хорошо очерченных сфер: собственно биосферы, сферы человека, технологической сферы, социокультурной сферы и сферы управления (см. схему). Компоненты и ноосферные потоки каждой из взаимопроникающих друг в друга сфер (отнюдь не лежащих, как на рисунке для удобства рассмотрения, на плоскости!) вполне доступны научному изучению, качественному и количественному анализу, перспективному планированию. Конечно, всегда будут оставаться не поддающиеся научному методу пласты духовности, религиозной веры, индивидуальные проявления и скрытые от научного наблюдения черты человеческой личности и внутреннего мира человека. Но все же объектом всестороннего (не только научного, но и художественного, философского, в широком смысле – культурологического) изучения впервые становится сложнейшая ноосферная целостность, отражающая ноосферную реальность в ее динамическом развитии и сложнейшем переплетении разнонаправленных тенденций, напряжений, устремлений отдельных личностей, социальных групп, народов, всего человечества.
Есть лишь одно, но существенное ограничение в анализе сложнейших биосферно-ноосферных систем на региональном и общечеловеческом, планетарном уровне: их нельзя дробить на части, в которых утрачиваются черты целостности. Можно, конечно, вычленять для анализа отдельные сферы или ноосферные потоки, но они должны быть соотнесены со всей ноосферной целостностью, и корректировка отдельных частей не должна приводить к разрушению целого.


Добро и зло ноосферы

Во многих работах о ноосфере и многочисленных толкованиях этого понятия становится общим и устойчивым стереотипом представление о ноосфере как о «царстве разума». При этом понятию «разум» придается исключительно положительное значение, как чему-то хорошему, доброму, направленному к достижению устойчивости благоденствия, справедливому, «разумному» по своей природе. Но уже в Таврических лекциях В.И.Вернадского содержится обоснованное фактами предостережение о расхождении направленности и интенсивности технического прогресса человечества с ходом развития природных процессов биосферы. Это предостережение еще более усилено в дополненном варианте Таврических лекций, который положен в основу парижских лекций В.И.Вернадского в Сорбонне и вошел в его монографию «La Géochimie» (1924) и ее издания на немецком, английском, японском и русском языках [3]. Ученый приходит к итоговому выводу: технический прогресс необходимо изменить в нужную для биосферы сторону.
Основываясь на фактических данных Вернадского и на его выводах, Леруа и Тейяр в исходном определении ноосферы и в отмеченных выше следствиях из этого понятия указывают на разрушительный характер стремительно ускоряющейся ноосферы и на ее возможный отрыв от биосферы, уход «сферы духа» за пределы Земли, в Космос.
Вплотную приступив к разработке ноосферной концепции, В.И.Вернадский в рукописи «Научная мысль как планетное явление» (1938) делает важное примечание. «...Приходится слышать, – говорит он, – что наука не знает ни добра, ни зла “Добро” и “зло” есть также создание ноосферы, как и все другое» [8, с. 68].
Зло в формирующейся биосферно-ноосферной целостности – новый фактор ее развития, требующий всестороннего изучения, в том числе и со стороны фундаментальной науки. Особенность зла – в его непредсказуемости и трудной социальной прогнозируемости. Старая поговорка «благими намерениями вымощена дорога в ад» как нельзя точно отражает трудности в разграничении добра и зла. Многие крупные начинания задумывались как «доброе деяние», но обернулись трудно предсказуемыми, порой катастрофическими, трагическими последствиями. В первую очередь это относится к крупным социальным проектам, которые вносят весомый вклад в формирование структурных ноосферных потоков складывающейся биосферно-ноосферной целостности. Проекты переброски части стока сибирских и европейских рек на юг страны, реализованные лишь частично и остановленные буквально в «последнюю минуту», когда часть каналов для переброски рек (Волга – Дон и др.) была уже построена, принесли бы неисчислимый ущерб и хозяйству страны, и ее культурному достоянию.
Атомный проект, обещавший дать людям дешевую электрическую и тепловую энергию, обернулся миллиардными затратами, радиоактивным загрязнением среды, а 26 апреля 1986 года – Чернобыльской катастрофой, повлиявшей на здоровье почти трех миллионов человек, за прошедшие после нее 20 лет уже унесшей сотни и тысячи человеческих жизней. Чернобыль – грозное предостережение о необходимости глубокого исследования возможного зла для человека крупнейших социальных народнохозяйственных проектов, имеющих структурообразующее ноосферное звучание.
Непредсказуемость зла еще более возрастает с вступлением человеческой цивилизации в эру информационных технологий. Создание всемирной информационной паутины, и в особенности Интернета, представляет, без сомнения, мощный импульс ноосферного развития и объединения человечества. С его появлением формируется качественно новый образовательный поток дистанционного обучения. С помощью Интернета люди разных стран и континентов получили возможность общаться, вступать в научные, деловые и личные отношения, повышать свой образовательный и общекультурный уровень и многое другое. Объективно создание всемирной информационной паутины представляет реализующуюся на наших глазах предпосылку становления ноосферы.
Вместе с тем опыт широкого и практически совершенно бесконтрольного пользования Интернетом в разных странах показывает, что в недрах широких возможностей Интернета таится трудно распознаваемое зло. Обилие порнографии, насилия, жестокости на многих сайтах и в другой интернет-продукции воспитывает бездуховность в молодых поколениях, погружает их в виртуальный мир, который отчуждает человека от глубинных ценностей человеческой культуры. Переходя к миру реальному, молодые люди переносят виртуально усвоенную жестокость и насилие в повседневную жизнь. Все больше становится проповедей убийств и коллективных самоубийств по Интернету. Сказанное целиком относится и к телевидению, и к другим средствам массовой информации. Негативных примеров здесь более чем достаточно, они, к сожалению, множатся ежедневно.
Таким образом, древнейшие принципы человеческой морали, добро и зло, приобретают в процессе развития ноосферы новое качество, переходя из этических категорий в гносеологические. Они становятся категориями познания и факторами, ограничивающими стихийное развитие ноосферных процессов и новых структурно организованных ноосферных потоков, какими предстают, например, потоки, связанные с массовой культурой (СМИ, Интернетом, телевидением и т.п.). Изучение «добра и зла ноосферы» – актуальная задача современной науки, а распознавание скрытых и трудно предсказуемых истоков и корней зла невозможно без искусства, религии, культуры в целом.

Ноосферное знание и ноосферное образование

Ноосферное знание – это знание о биосферно-ноосферной целостности, формирующейся на определенной стадии развития биосферы, в процессе преобразования ее трудом, научной мыслью и духовностью человечества. Это не просто сумма отдельных знаний о различных ноосферных потоках или сферах человеческой деятельности в биосфере, хотя без конкретных знаний невозможно познание системы в целом. Ноосферное знание – это интегрированное знание о всей ноосферной целостности: о ее структуре и функциональном взаимодействии отдельных частей – сфер, а внутри них – структурно-функциональных потоков; знание о законах организованности ноосферно-биосферной целостности; о принципах ее управления и сохранении ноосферно-биосферного единства в состоянии динамического неравновесия, допускающего переход на другие уровни организованности.
Интегрированное знание представляет собой синтез эмпирических данных и обобщений о естественноисторических (включая биологические), технических и гуманитарных аспектах формирующейся организованности ноосферы – одной из стадий биосферно-ноосферного процесса – на конкретном историческом этапе развития общества, если речь идет о региональном уровне изучения ноосферогенеза, или всей человеческой цивилизации, когда рассматривается становление планетарной ноосферной целостности. Сегодня таких знаний в большинстве регионов нет, или их очень мало и они относятся к отдельным сферам и потокам рассматриваемой целостности – в основном к биосферной компоненте и к хозяйственно-технологической сфере. Нет специалистов, в задачу которых входило бы изучение составляющих и принципов организованности того целого, которое формируется на наших глазах и характеризует ноосферную реальность наших дней.
Ноосферная концепция, в своей фундаментальной основе включающая социально-культурную сферу и сферу человека, выдвигает проблему образования в число приоритетных. Вступление общества в новую информационную эру, с ее экспоненциальным насыщением все новыми информационными и нанотехнологиями, ставит задачу всеобщего обучения всех слоев общества в связи с новыми, стремительно возрастающими потребностями и вызовами информационной эры. Сбывается предвидение В.И.Вернадского об «учащемся народе» как главном богатстве страны. В истории бывшего СССР уже был период 20–30-х годов прошлого века, когда призыв вождя к молодежи: «Учиться, учиться и учиться!» вместе с созданными для учебы условиями обеспечил быстрый переход страны к индустриальному обществу, несмотря на жестокие репрессии по отношению к «буржуазной интеллигенции» и к своему народу.
Подобная ситуация складывается и в наше время, с той существенной разницей, что прежней системы «отраслевых» знаний недостаточно, нужны новые, интегрированные ноосферные знания и отвечающая им новая ноосферная система образования. В ней центральную роль должно играть изучение человека как субъекта и объекта ноосферной деятельности. Гуманизация естественноисторических и технических знаний – важнейшая предпосылка ноосферного образования. Можно говорить о духовности образования, поскольку именно духовный мир человека – сложнейшая из всех систем. Мироздание становится центральным объектом ноосферного образовательного процесса.
Коренная перестройка школьного и высшего образования (но не его разрушение!) в условиях резкого ускорения процессов стихийного ноосферогенеза необходима, чтобы научиться управлять становлением организованности различных стадий биосферно-ноосферной целостности, или, короче говоря, – организованностью ноосферы. Возможностей продуцирования «зла ноосферы» при стихийном, совершенно не контролируемом ноосферогенезе больше, чем при его научном, «не директивном» управлении. Только развитие системы получения ноосферных целостных знаний способно приблизить нас к пониманию законов организованности динамично развивающейся ноосферы и к возможности научного управления ею.
Есть основания полагать, что наиболее сложным будет овладение миром информационных технологий. Это сердцевина современного научно-технического развития. Проникновение в тайны виртуальной реальности и соотнесение последней с реальностью формирующейся ноосферы – ноосферной реальностью, настоянной преимущественно на духовной сфере человека и объединяющегося человечества, уже сегодня представляет одну из наиболее актуальных задач. Здесь должна быть особенно велика роль технологического знания и достижений научной психиатрии, которые, к сожалению, еще не стоят на необходимой высоте ноосферного целостного знания.
Но внутренняя тяга к погружению в манящий мир виртуальной реальности и информационных технологий ощущается все больше и больше. Нужно выделить для исследования особенную, трудно определимую категорию современных детей младшего возраста (4–6 лет) и подростков (11–14 лет), которых называют «дети-индиго» или «фиалковые дети», – по цвету якобы видимой некоторыми экстрасенсами ауры вокруг их головы. Можно и нужно отбросить все ненаучные измышления, вызванные спекулятивным желанием громких сенсаций. Но, отбрасывая лженаучные сенсации, нельзя вместе с тем выплеснуть с водой и ребенка. Речь, напомним, идет о формировании «расы» особо одаренных детей, якобы приобретающих знания, которые не могли быть им известны, тем более в их детском возрасте. Можно встретить убийственную критику самой идеи «детей-индиго», объявляющую их законченными эгоистами, неврастениками, чрезмерно избалованными и т.п. Наверное, доля правды, возможно и не малая, в этой критике есть.
Но мне бы хотелось, в рамках обсуждаемой здесь ноосферной проблематики, поставить вопрос в иной плоскости. Кто способен освоить сегодня и в ближайшем обозримом будущем неудержимо несущийся локомотив технократической цивилизации? Старшее поколение, кому сейчас за 50–60 и более лет? Практически маловероятно, причина вполне уважительная – возраст. Среднее поколение, 30–40-летние, до 50? Также маловероятно, и не потому, что не могут освоить, а потому, что заняты укреплением своего положения, карьерой, благополучием семьи, учебой и устройством на престижную работу своих детей, поддержанием родителей-пенсионеров и решением других социальных проблем.
По-настоящему освоить мир быстроменяющихся приборов бытовой техники, компьютеров и другой техники, погрузиться в него как в свою жизнь и окружающую среду могут молодые, до 30 лет, и самые молодые – мальчишки и девчонки от 4–5 лет и старше. И они погружаются в виртуальный мир полностью, самозабвенно, проявляя чудеса находчивости и любознательности. Конечно, их подстерегает виртуальное зло, на пути постижения нового мира расставлены ловушки-опасности, и не каждому самостоятельно удается из них выбраться… Все это так, но именно им суждено всем ходом развития ноосферной цивилизации строить ее и укреплять. Отсюда вывод: новые условия переходной биосферно-ноосферной реальности требуют их освоения и глубокого усвоения (как и неведомых ранее ноосферных реалий) новым поколением. Можно называть их как угодно: индиго, фиолетовыми, лазоревыми детьми, но уже сегодня их общий уровень интеллекта выше, а завтра они будут осваивать и создавать ноосферную реальность на базе целостных ноосферных знаний и новых систем ноосферного образования. Ноосферной парадигме не противоречит и формирование особой экологической расы (не вида!) людей, выросших в условиях насыщений биосферы и окружающей человека среды продуктами ноосферогенеза, их быстрой смены и отчуждения от естественных условий жизни. Может быть, появление слоя более развитых детей с их общим рефреном: «Оставьте меня в покое!», с ранней самостоятельностью суждений, со склонностью к суициду, когда старшие пытаются сломать их и подчинить себе, легко ранимых, но чувствующих в себе уверенность сильного и правоту убежденного, и служит сигналом выхода на историческую арену Жизни новой генерации людей земной и будущей космической ноосферной реальности?

Человек в ноосфере

Формирующаяся ноосферная реальность бросает вызов современной технократической цивилизации. Ее хищническому отношению к природе, безудержному стремлению к наживе, религиозной и расовой нетерпимости. Ко всему, что ведет к духовной деградации человека и в конечном счете к расшатыванию биосферно-ноосферной целостности, торможению стабилизирующих процессов ноосферогенеза. По существу, прообраз человека с расширяющимся ноосферным сознанием и новым видением Жизни как космического целого бросает вызов современному традиционно мыслящему человеку с устойчивыми стереотипами. Ответ современного человека вызову как бы находящегося в нем самом «человека ноосферы» не может быть сколько-нибудь адекватным, он вообще не может быть сформирован и сформулирован в рамках развивающейся ноосферной реальности.
Наука подошла к неразрешимой до сих пор антиномии: с одной стороны, человек как биологическое существо подчиняется законам биологии, химии, физики – законам окружающего человека физического мира. С другой – человеку как существу духовному свойственно осознание высших гуманитарных категорий, жизне-смысловых понятий, таких, как правда, справедливость, вера, надежда, любовь, поиск смысла жизни, милосердие, выбор, свобода, самопожертвование, ответственность, идеал и других. В рамках этих духовных понятий формируется личность человека, проходит его деятельность как социального организма. Но духовные категории не переводимы на язык физических величин и не принадлежат к физическому миру. Это другое, высшее измерение духовности, другой мир – мир ноосферы, и он не детерминируется принципами физико-химико-биологического мира, тем не менее полностью приложимыми к человеку.
Самобытный сибирский ученый Сергей Михайлович Шугрин, к сожалению, рано ушедший, в посмертно изданной монографии «Космическая организованность биосферы и ноосферы», представляющей итог его жизненных исканий, глубоко вдумывался в противоречивую сущность и даже парадоксальность человека в биосфере, невозможность совмещения в простой сумме знаний физического и духовного: «Фундаментальные оппозиции, которые лежат в основе осмысленности этих понятий (подлинность – иллюзорность, реальное – должное, направленность на будущее – направленность на прошлое и т.д.), невыразимы на языке физических образов, в терминах точного естествознания, т.е. все эти понятия не имеют смысла в физической сфере. Бессмысленно, например, говорить о явлении аннигиляции электрона и позитрона с образованием фотонов как о жертве ради торжества светлого начала. Последовательный физикализм в подходе к человеку лишает смысла всю аксиально-целостную проблематику и тем самым все высшие духовные устремления человека, снижает его до уровня сложно устроенной машины. Но и свойственное многим гуманитариям стремление выводить духовное только из духовного, игнорируя геофизический и биологический базис человека, также сейчас неприемлемо» [4, с. 247–248].
Существование дуалистической оппозиции физическое – духовное – это вызов и для науки, и для современной культуры в целом. Чтобы устранить это глубинное противоречие в познании человека и встроить его в ноосферную реальность, нужен новый стиль мышления, освобожденный от узкой специализации знаний, нужны новые идеи, новые ноосферные знания. Необходима внутренняя свобода мысли, смелый полет ее в неизведанное.
Предвидя возможность наступления такой ситуации, когда потребуется переходить на новые рубежи осмысления действительности и человека в ней, В.И.Вернадский писал в Таврических лекциях: «Задачей науки – каждого ученого, в ней работающего, когда время приспело для такой новой работы, – является, энергично, настойчиво, непоколебимо, свободно отбиваясь от всяких заглушений сторонней наукой, формой человеческого мышления – философской или религиозной, – идти вперед по открывающемуся пути» [5, с. 338.]. 
Сложность духовного развития человека в ноосфере глубокими корнями уходит в биосферу. До сих пор это не вполне осознается представителями технических и гуманитарных наук и не закреплено устойчиво в обыденном сознании человека, хотя и является его древнейшим архетипом. Человек как живой организм, подчеркивал Вернадский, был и остается частью биосферы; от нее он может быть отделен только в воображении. Вся история человечества неотделима от истории развития биосферы. Материки, океаны и острова в океанах, реки, моря и горы, леса, степи и пустыни, неповторимый климат и природа тех мест, где жил и расселялся человек, стали частью его духовного мира, формировали его культуру и восприятие мира, биогеохимическую энергию его культурной деятельности. Биосфера, ее регионы и природные компоненты вошли в структуру этносов, первых структурных центров организованности развивающейся биосферно-ноосферной целостности, или, кратко, ноосферы. Учение об этногенезе Л.Н.Гумилева основано на неразрывной связи с учением В.И.Вернадского о биосфере.
Теснее всего человек связан с живым веществом биосферы, частью которой, как биологический вид, он является и в то же время резко из нее выделяется наличием духовно-интеллектуальной сферы. Многие неопровержимые факты свидетельствуют о том, что человек и человечество могут существовать и развиваться только в высокоорганизованной для жизни среде – биосфере. Разрушение биосферы стихийно развивающейся человеческой деятельностью, если не ввести ее в рамки научно управляемого ноосферного процесса, неизбежно приведет к деградации самого человека. Человек, подчеркивал Вернадский, «как и все живое, может мыслить и действовать в планетном аспекте только в области жизни – в биосфере, в определенной земной оболочке, с которой он неразрывно, закономерно связан и уйти из которой он не может. Его существование есть ее функция. Он несет ее с собой всюду. И он ее неизбежно, закономерно, непрерывно изменяет» [6, с. 35].
Необходимо пояснить мысль В.И.Вернадского о том, что человек не может уйти из биосферы, с которой он неразрывно, функционально связан. Из сказанного не следует, что человек вообще не может выйти за пределы биосферы Земли. Вернадский еще при жизни (в 1944 г.) предсказал неизбежный выход человека в просторы Космоса. Но, отрываясь от биосферы Земли, которая его породила, человек «несет ее с собой всюду», поскольку существование человека и есть функция биосферы. Следовательно, выходя в космическое пространство, человек в той или иной форме должен обеспечить в космических кораблях экологические условия, близкие к условиям земной биосферы. Именно так и происходит при подготовке и осуществлении современных полетов человека в ближний Космос. Человек несет собой частицу биосферы, выполняя программу жизнедеятельности в Космосе. Он дышит воздухом, близким по составу к земному атмосферному воздуху, осуществляет функции биогеохимических круговоротов (потоков) вещества (пищи) и энергии, нагружает физическими упражнениями свои мышцы, проводит опыты с растениями и другими живыми организмами (и любуется ими!), поддерживает свои духовные – ноосферные – функции: размышляет, общается с другими космонавтами и с землянами во время сеансов связи, читает, рисует, слушает радио и т.п. в свое так называемое «свободное» от постоянной научно-технической деятельности время.
Важнейшая для человека биосферная функция – земное тяготение – не поддерживается пока в космических аппаратах ввиду относительно малой продолжительности космических полетов, которые проходят в условиях невесомости. Но уже сегодня проблема создания и поддержания в космических кораблях силы тяжести, близкой к земной, встает со всей остротой и должна быть решена, иначе более продолжительные полеты в космос (более года или несколько лет) в условиях невесомости могут стать для человека невыполнимыми. Столь же остро стоит проблема создания космических орбитальных станций, где космонавты могли бы жить и работать продолжительное время, а сами станции служили бы базой для осуществления более длительных и протяженных космических маршрутов. Наконец, человечество приблизилось к пониманию создания в перспективе искусственных биосфер, близких по основным параметрам к земной биосфере, на других планетах и местообитаниях Солнечной системы (в далекой перспективе – в иных звездных мирах), где возможно создание условий биосферы. Из всего фундамента знаний, известных на сегодня, следует принципиальная невозможность расширения ноосферной реальности в Космос без биосферы, тем более полного отрыва ноосферы от биосферы, как это представлялось Пьеру Тейяру де Шардену.
Биосфера была и остается родиной ноосферы. Поэтому разрешение проблем человека следует искать на Земле и задавать «трудные вопросы» приходится Homo sapiens, Человеку разумному биосферы. Самым трудным был и остается вопрос о происхождении человека. Дальнейшая его интерпретация в духе теории Дарвина непродуктивна и не объясняет феномен человека как существа, резко выделяющегося из всего животного мира разумом и высоко развитой духовной сферой. Человек, если исключить чудо творения, оказывается необъяснимой аномалией в мире живой природы, он не «выводится» из эволюции биосферы. Так же неприемлемы и другие теории, направленные на биологизацию человека. Невозможно, например, следуя павловской теории рефлексов в ее современных вариантах, свести мыслительную деятельность человека к последовательности рефлексов, которые регулируются физиологическими и биохимическими закономерностями и тем самым в сильной степени детерминированы.
Теории биологизации человека отрицают в объяснении проблемы происхождения человека такие реально существующие человеческие феномены, как цель, сознательный выбор и свобода воли. Но без возможности свободы выбора, опираясь лишь на полную детерминацию человеческой деятельности, полностью теряется весь смысл духовно-нравственной сферы, ноосферной составляющей эволюции биосферы. Другими словами, духовная и интеллектуальная сферы выпадают из современной научной картины мира, а вместе с ними – и сам человек, носитель духовности и разума. Человек оказывается словно вне биосферы и вне других живых существ. Но весь смысл рассматриваемой ноосферной концепции и заключается в том, как отмечено выше, чтобы ввести человека в биосферу вместе со сферой его духа и разума, а не довести его до уровня парадокса и необъяснимой «внебиосферной» аномалии.
В чем здесь ощущаемый логический тупик и есть ли возможности его преодоления? Возможности есть, но они требуют «безумной теории», нестандартных решений, освобождения от «всяких заглушений сторонней наукой», философией и религией, как подчеркивал В.И.Вернадский.
Современная ситуация в философии и религии характеризуется запретом перенесения многих качеств, свойственных только человеку, на другие объекты живого (и неживого) мира. Ярлык «антропоморфизма» и «антропоцентризма» распространяется не только на земную биосферу, но и Космос. Здравый смысл, однако, подсказывает, что человек в ноосфере наделен реальной свободой выбора, способен к целевой деятельности и благодаря этим интеллектуально-духовным качествам действительно творит будущее. Он создает новую, самую сложную из всех известных в Мироздании систем, – биосферно-ноосферную целостность, или просто ноосферу. Но сложившиеся научно-философские и религиозные традиции, как сказано выше, запрещают переносить реально существующие качества – ипостаси – человека на окружающий мир земной биосферы и Космоса.
Выход из понятийно-логического когнитивного (содержательного) тупика видится ряду современных ученых в необходимости переноса некоторых наличных категорий человека, прежде всего целевой деятельности, на формы развития земной Жизни и Космоса. Уже предприняты попытки исследования условий зарождения разума и чувственно-психической сферы сложных биологических систем, исходя из допущения их целевой, теологической функции и других «очеловеченных» атрибутов и структурно-функциональных предпосылок развития [7]. Задача подобных исследований состоит в расширении представления о Космосе как о творящей сущности вселенского бытия, в котором должно быть определено место для человека. Хорошо об этом пишет С.М.Шугрин: «Научно представляемый Космос должен быть таков, чтобы в нем могло найтись место для всего, целостного человека (здесь и далее выделено мной. – А.Н.), с его мятущейся мыслью, с сознанием истины и способностью к иллюзиям, с сознательной целевой деятельностью и видением возможностей, которые он как-то может реализовать, с его пониманием добра и зла. Но тогда сформированный выше тезис В.И.Вернадского обретает особенную глубину (о ноосфере как качественно новом состоянии биосферы, где особо выделяются, как важнейшие, функции человека в преобразовании биосферы, в изменении ее организации. – А.Н.).Следует осмыслить земную жизнь как нечто такое, на почве чего мог сформироваться такой человек, как нечто такое, что имеет в себе корни всего человеческого. Необходимо выработать новое, более широкое научное видение человека и на базе этого – новое, более широкое понимание феномена земной жизни.
В сущности, идеи В.И.Вернадского (и русского космизма в целом) потенциально содержат в себе программу качественного обновления современной научной мысли» [4, с. 270–271].
В.И.Вернадский еще в 1916–1919 годах в рукописи «Живое вещество», а позже в «Биосфере» (1926) говорил о неприемлемости идеи безжизненного Космоса в современной ему физической картине Мира. Прошло более 80 лет с тех пор – и что изменилось в современной нам картине Мира? Тот же безжизненный Космос с галактиками, туманностями, с появившимися «черными дырами» и двойными звездами и другими астрономическими объектами – их стало больше, Космос приобретает все большее разнообразие, но Жизни в нем как не было, так нет и сейчас. Нет условий и предпосылок Жизни, нет других планетарных биосфер, и не на их поиски направлена научная мысль астрономов и физиков, а на поиски отдельных сигналов возможных внеземных цивилизаций.
Неразрешимую еще проблему приобретает факт небывалого по скорости и мощи роста сознания человека, его интеллектуальной составляющей, от первобытного человека до наших дней. Известно, что за время своего умственного и духовного развития человек физиологически не эволюционировал, не выявляется каких-либо значимых биологических различий между первобытным и современным человеком. Отсюда делается неверный вывод о «врожденных способностях человека», которые раскрываются в процессе развития. Однако условия жизни, уровень культуры и хозяйства людей каменного века несопоставимы с нынешними. Никаким дарвиновским естественным отбором или случайной мутацией не заполнить пропасть между «напряжением сознания», по В.И.Вернадскому, примитивного человека и человека современной эпохи. Как смогли неандертальцы и другие предки человека, спустя геологически и исторически ничтожно малый период времени, всего каких-то 10–20 тысяч лет, совершить научно-техническую революцию, создать атомную эру с реакторами и ядерным оружием, изобрести компьютеры, нанотехнологии и весь мир высоких технологий, подойти к практическому клонированию себе подобных? Остается чудо и божественное творение человека, но они стоят вне науки и обсуждаться в рамках научной ноосферной концепции не могут.
Реальное существование человека в биосфере, а следовательно, и в Космосе, с его развитой духовно-интеллектуальной сферой, с различением добра и зла, свободы и необходимости, с его чувством Природы как отражением единства с биосферой и Космосом, с его чувством Красоты, которая призвана «спасти мир», ставит вопрос о необходимости «дооформления и доопределения мира» через социальные проекты и программы, через законодательство, через свободно выбираемую деятельность. Действительно, если появился человек со всеми своими этическими понятиями, сложными научными, философскими и религиозными системами, то и мир должен быть другим. В природе Космоса, как полагают некоторые современные ученые, должно быть нечто, благодаря чему духовно развитый человек ноосферы может не просто биологически существовать, но и самосовершенствоваться, духовно расти, расширять и интенсивно напрягать сознание. Мы не знаем природу этого нечто – мгновенные ли это информационные взаимодействия неизвестной природы, «тонкая» ли материя Н.К.Рериха или что-то другое, неизвестное, содержащееся в структуре Космоса.
Но едва ли может быть случайным, что достигшее мощи сознание современного человека все больше обращается к Космосу, стремясь постигнуть его структуру и внутреннюю природу, отыскать космические пристанища вечной космической Жизни. Не свидетельства ли это космической, в широком смысле слова, сущности человека, как представителя живых существ Вселенной, наделенных разумом? Человеку разумному становится мало земных потребностей; он формирует свой, невидимый нам самим закон бытия, он как-то связан с Космосом и к нему устремлен. Может быть, нынешний человек развивающейся ноосферы есть существо переходное, а отнюдь не «венец творения», а сами стадии развития ноосферы и нужны для того, чтобы развивать природу человека? К такому выводу в своих многолетних раздумьях о судьбе человека в биосфере – ноосфере пришел В.И.Вернадский. «Homo sapiens не есть завершение создания, он не является обладателем совершенного мыслительного аппарата. Он служит промежуточным звеном в длинной цепи существ, которые имеют прошлое и, несомненно, будут иметь будущее» [6, с. 75.]. В познании сложных вопросов происхождения и современного бытия человека содержатся возможные ответы, позволяющие приблизиться к пониманию перспектив, смысла и предназначения человека ноосферы.
В.И.Вернадский сознавал, что царство его идей впереди. Еще больше это относится к Н.К.Рериху. Предстоит трудная работа научного и культурологического освоения огромного наследия великих мыслителей.

Литература и примечания

1.См. труды следующих авторов: Н.П.Антонов, 1970–1985; Д.К.Смирнов, 1988–2004; С.М.Шугрин, 1986, 1998; А.Г.Назаров, 1985–2005, и др.
2. См.: В.И.Вернадский: pro et contra. СПб., 2000.
3. См.: Вернадский В.И. Очерки геохимии. М., 1983.
4. Шугрин С.М. Космическая организованность биосферы и ноосферы. Новосибирск, 1999.
5. Цит. по: Вернадский В.И. Очерки геохимии. М., 1983.
6. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М., 1988.
7. См. работы Лаборатории прикладного человекознания НИИ космических социальных исследований: В.Н.Келасьев и др.
8. Вернадский В.И. Размышления натуралиста. Кн. 2: Научная мысль как планетное явление. М., 1977.

Комментарии доступны только зарегистрированным на сайте

Авторизация



Посетители

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня101
mod_vvisit_counterВчера1088
mod_vvisit_counterЭта неделя1189
mod_vvisit_counterПрошлая неделя9471
mod_vvisit_counterЭтот месяц25647
mod_vvisit_counterПрошлый месяц35717
mod_vvisit_counterВсего2067275
ankara escort escort ankara escort bayan ankara escort ankara ilan escort kizlar ankara escort bayan escort ankara escort bayan ankara escort ankarada escortlar escortlar ankara