Чебоксарская гидростанция: судьбу одного из великих проектов прошлого решит правительство

Так устроен человек, что всегда чем-то недоволен. Морозы - плохо, жара - ужасно. Нет воды - нет жизни, много воды - жизнь испорчена.

«Сбывается народная мечта» - с такими заголовками в пятидесятых выходили газетные статьи, приветствовавшие решение советского правительства о строительстве гидроэлектростанций на Волге. Но сегодня, принимая как должное блага, полученные благодаря каскаду гидроузлов, некоторые склонные к брюзжанию представители рода человеческого начинают искать поводы, чтобы нивелировать заслуги предыдущих поколений.


Угличская гидроэлектростанция, находящаяся на берегу реки Волга, - одно из старейших гидротехнических сооружений России. Фото www.russianlook.com

Залитые светом

Уже в XIX веке выдающиеся русские умы рассматривали Поволжье как самый перспективный регион для развития России. Великий Дмитрий Иванович Менделеев писал, что центр населённости нашей страны перемещается с сумеречного и тесного северо-запада на просторный и светлый юго-восток. Районы Новгорода и Пскова по населённости уже почти не росли, а в городах и сёлах Среднего и Нижнего Поволжья рост населения был неудержимым.

До революции наиболее интенсивно растущим городом в европейской части страны стала Самара. Заметно увеличивалось население и других волжских городов - Царицына, Саратова. А после революции, в годы первых пятилеток, в Поволжье невероятными темпами развивались промышленность и сельское хозяйство.
Понятно, что для дальнейшего роста необходимо было решить две важнейшие цивилизационные задачи: энергетическую и транспортную. Иначе - коллапс.

Планы создания гидростанций на Волге вынашивались учёными и инженерами давно. Так, ещё в 1918 - 1919 годах, когда страна была охвачена Гражданской войной, группа инженеров уже обследовала Самарскую луку и намечала план работ. Попутно они читали доклады и лекции о светлом - в прямом смысле - будущем.

«Мы переживали очень трудное время, - вспоминал потом инженер Е. Лукьянов. - В Самаре не было света, не было топлива. Слушатели сидели на наших лекциях в шубах, на кафедре у лектора светилась только маленькая коптилка. А мы говорили о том прекрасном времени, когда вся Самара будет залита ярким электрическим светом, полученным с Жигулёвской гидростанции. Наши слова казались сказкой...»

Но сказка стала былью - один из грандиозных проектов прошлого, названный Большой Волгой, дал возможность производить дешёвую электроэнергию и залить светом волжские города, оросить сельхозугодья, а также открыть на реке полноводный судоходный путь - хотя и не на всей её протяжённости.

Пустыня остановлена?

Энергетическая и транспортная задачи, решаемые Волго-Камским каскадом гидроузлов (как теперь мы называем комплекс построенных гидросооружений), были и остаются важнейшими не только для большой экономики, но и для маленьких людей, проживающих в Поволжье. Однако есть ещё одна задача, которую много лет назад решало строительство гидроузлов. И сделало это настолько успешно, что о ней по прошествии времени вообще забыли.
Но чтобы объективно осмыслить настоящее, не мешает вспомнить историю.

«Всё более богатой становится жизнь Среднего и Нижнего Поволжья. Но в этот край с давних пор из Средней Азии упорно движется пустыня с её суховеями и песками, убивающими всякую растительность, - писала «Литературная газета» в 1950 году. - Страшны были бедствия от засухи во времена дореволюционные. Голод 1891-1892 годов, вызванный суховеями, поразил половину России. На борьбу с голодом двинулись тогда все прогрессивные силы страны. Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, В.Г. Короленко принимали горячее участие в этой борьбе. Самый жестокий голод в Поволжье и Заволжье был в 1881 году. Киргизы, кочевавшие в Заволжье, потеряли весь свой скот и потом не могли оправиться в течение десятка лет.

Уже давно люди задумывались над вопросом: как остановить движение пустыни? Край страдает от засухи, потому что мало воды. Нужна вода...

Тот же Д.И. Менделеев считал, что Чёрное море «грабит» наш юго-восток, отнимает у него воду, уходящую через Керченский пролив. Вместе со своим сыном он даже выдвинул грандиозный проект - перегородить высокой плотиной Керченский пролив, чтобы таким способом прекратить «грабёж»: удержать воду в Азовском море, в Дону и его притоках...»

Сегодня мы почему-то сочли, что процесс опустынивания южных российских земель остановлен, и забыли об этой угрозе вообще - несмотря на то что Волго-Ахтубинская пойма практически погибает от недостатка воды.

На самом же деле в России сейчас процессами опустынивания затронуто около 100 млн гектаров сельхозугодий. Потенциально 46,8% пашни - уже в той или иной степени пустыни. Правда, они отличаются от так называемых южных пустынь, но опасность, по мнению экологов, представляют не меньшую. В зоне риска и бедствия в основном юг страны, в том числе Астраханская, Волгоградская области, Поволжский регион.

«Да разве граф позволит?»

Ещё в начале ХХ века некоторые земледельцы в Поволжье пытались орошать поля водой местных рек, а сельские общины сообща строили плотины по оврагам и долинам, задерживая вешнюю воду в прудах.

Идею постройки гидроэлектростанции (в Жигулях) впервые высказал в 1910 году Глеб Кржижановский. А три года спустя один из самарских инженеров выступил с докладом о постройке такой гидростанции в Императорском техническом обществе.

Вот как характеризовал реакцию общества Александр Яковлев, автор уже процитированной статьи в «Литературной газете»:

«На доклад явились и местные землевладельцы, присутствовал также и управляющий имениями графа Орлова-Давыдова, которому принадлежала тогда значительная часть Жигулей. Доклад молодого инженера был встречен смехом. «Перепрудить плютиной Волгу?! Разве это возможно?» Так отозвались «высокие специалисты». А управляющий имениями Орлова-Давыдова заявил:

- Да разве граф позволит возводить такие сумасшедшие постройки на своих землях? Ни за что!»

Запреты оказались недолгими. Свершилась революция - не стало графов и частной собственности на землю. Начался подъём науки и рост экономики, невиданными темпами шла индустриализация. Идеи постройки отдельных гидростанций вылились в грандиозный проект «Большая Волга».

В итоге отступила пустыня, бесперебойно заработали предприятия, засветились дома людей, а по Волге пошли суда.

Оставалось совсем немного, чтобы надёжно защитить от опустынивания поволжские земли и связать полноценной судоходной артерией северные моря с южными, но…

Снова революция - теперь уже не стало средств для завершения проекта, а также государственной заинтересованности в стабильном развитии страны. Но когда общественные потрясения закончились и государство вновь озаботилось масштабными национальными задачами, у проекта, как и в когда-то тёмной России, появились противники.

Час Х

До сих пор не подписан акт о государственной приёмке Чебоксарской гидростанции как объекта, завершённого строительством. Осталось всего-то поднять уровень водохранилища до проектной отметки 68 метров (лишь на 5 м выше нынешнего уровня) - и целый комплекс оставшихся в наследство и накопившихся в связи с недостроительством проблем будет наконец решён.

На государственном уровне понимание этого есть. В 2009 году президент страны (тогда Дмитрий Медведев) дал поручение правительству «принять меры по завершению разработки проектной документации подъёма водохранилища». И скоро настаёт час Х - разработка проектной документации завершена, и правительство должно принять окончательное решение. От того, каким оно будет, зависит, по существу, не только судьба одного гидроузла, но и нескольких регионов страны, а также определение вектора её дальнейшего развития.


Так устроен человек, что всегда чем-то недоволен. Морозы - плохо, жара - ужасно. Нет воды - нет жизни, много воды - жизнь испорчена.

«Сбывается народная мечта» - с такими заголовками в пятидесятых выходили газетные статьи, приветствовавшие решение советского правительства о строительстве гидроэлектростанций на Волге. Но сегодня, принимая как должное блага, полученные благодаря каскаду гидроузлов, некоторые склонные к брюзжанию представители рода человеческого начинают искать поводы, чтобы нивелировать заслуги предыдущих поколений.

Угличская гидроэлектростанция, находящаяся на берегу реки Волга, - одно из старейших гидротехнических сооружений России. Фото www.russianlook.com

Залитые светом

Уже в XIX веке выдающиеся русские умы рассматривали Поволжье как самый перспективный регион для развития России. Великий Дмитрий Иванович Менделеев писал, что центр населённости нашей страны перемещается с сумеречного и тесного северо-запада на просторный и светлый юго-восток. Районы Новгорода и Пскова по населённости уже почти не росли, а в городах и сёлах Среднего и Нижнего Поволжья рост населения был неудержимым.

До революции наиболее интенсивно растущим городом в европейской части страны стала Самара. Заметно увеличивалось население и других волжских городов - Царицына, Саратова. А после революции, в годы первых пятилеток, в Поволжье невероятными темпами развивались промышленность и сельское хозяйство.
Понятно, что для дальнейшего роста необходимо было решить две важнейшие цивилизационные задачи: энергетическую и транспортную. Иначе - коллапс.

Планы создания гидростанций на Волге вынашивались учёными и инженерами давно. Так, ещё в 1918 - 1919 годах, когда страна была охвачена Гражданской войной, группа инженеров уже обследовала Самарскую луку и намечала план работ. Попутно они читали доклады и лекции о светлом - в прямом смысле - будущем.

«Мы переживали очень трудное время, - вспоминал потом инженер Е. Лукьянов. - В Самаре не было света, не было топлива. Слушатели сидели на наших лекциях в шубах, на кафедре у лектора светилась только маленькая коптилка. А мы говорили о том прекрасном времени, когда вся Самара будет залита ярким электрическим светом, полученным с Жигулёвской гидростанции. Наши слова казались сказкой...»

Но сказка стала былью - один из грандиозных проектов прошлого, названный Большой Волгой, дал возможность производить дешёвую электроэнергию и залить светом волжские города, оросить сельхозугодья, а также открыть на реке полноводный судоходный путь - хотя и не на всей её протяжённости.

Пустыня остановлена?



Энергетическая и транспортная задачи, решаемые Волго-Камским каскадом гидроузлов (как теперь мы называем комплекс построенных гидросооружений), были и остаются важнейшими не только для большой экономики, но и для маленьких людей, проживающих в Поволжье. Однако есть ещё одна задача, которую много лет назад решало строительство гидроузлов. И сделало это настолько успешно, что о ней по прошествии времени вообще забыли.
Но чтобы объективно осмыслить настоящее, не мешает вспомнить историю.

«Всё более богатой становится жизнь Среднего и Нижнего Поволжья. Но в этот край с давних пор из Средней Азии упорно движется пустыня с её суховеями и песками, убивающими всякую растительность, - писала «Литературная газета» в 1950 году. - Страшны были бедствия от засухи во времена дореволюционные. Голод 1891-1892 годов, вызванный суховеями, поразил половину России. На борьбу с голодом двинулись тогда все прогрессивные силы страны. Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, В.Г. Короленко принимали горячее участие в этой борьбе. Самый жестокий голод в Поволжье и Заволжье был в 1881 году. Киргизы, кочевавшие в Заволжье, потеряли весь свой скот и потом не могли оправиться в течение десятка лет.

Уже давно люди задумывались над вопросом: как остановить движение пустыни? Край страдает от засухи, потому что мало воды. Нужна вода...

Тот же Д.И. Менделеев считал, что Чёрное море «грабит» наш юго-восток, отнимает у него воду, уходящую через Керченский пролив. Вместе со своим сыном он даже выдвинул грандиозный проект - перегородить высокой плотиной Керченский пролив, чтобы таким способом прекратить «грабёж»: удержать воду в Азовском море, в Дону и его притоках...»

Сегодня мы почему-то сочли, что процесс опустынивания южных российских земель остановлен, и забыли об этой угрозе вообще - несмотря на то что Волго-Ахтубинская пойма практически погибает от недостатка воды.

На самом же деле в России сейчас процессами опустынивания затронуто около 100 млн гектаров сельхозугодий. Потенциально 46,8% пашни - уже в той или иной степени пустыни. Правда, они отличаются от так называемых южных пустынь, но опасность, по мнению экологов, представляют не меньшую. В зоне риска и бедствия в основном юг страны, в том числе Астраханская, Волгоградская области, Поволжский регион.

«Да разве граф позволит?»

Ещё в начале ХХ века некоторые земледельцы в Поволжье пытались орошать поля водой местных рек, а сельские общины сообща строили плотины по оврагам и долинам, задерживая вешнюю воду в прудах.

Идею постройки гидроэлектростанции (в Жигулях) впервые высказал в 1910 году Глеб Кржижановский. А три года спустя один из самарских инженеров выступил с докладом о постройке такой гидростанции в Императорском техническом обществе.

Вот как характеризовал реакцию общества Александр Яковлев, автор уже процитированной статьи в «Литературной газете»:

«На доклад явились и местные землевладельцы, присутствовал также и управляющий имениями графа Орлова-Давыдова, которому принадлежала тогда значительная часть Жигулей. Доклад молодого инженера был встречен смехом. «Перепрудить плютиной Волгу?! Разве это возможно?» Так отозвались «высокие специалисты». А управляющий имениями Орлова-Давыдова заявил:

- Да разве граф позволит возводить такие сумасшедшие постройки на своих землях? Ни за что!»

Запреты оказались недолгими. Свершилась революция - не стало графов и частной собственности на землю. Начался подъём науки и рост экономики, невиданными темпами шла индустриализация. Идеи постройки отдельных гидростанций вылились в грандиозный проект «Большая Волга».

В итоге отступила пустыня, бесперебойно заработали предприятия, засветились дома людей, а по Волге пошли суда.

Оставалось совсем немного, чтобы надёжно защитить от опустынивания поволжские земли и связать полноценной судоходной артерией северные моря с южными, но…

Снова революция - теперь уже не стало средств для завершения проекта, а также государственной заинтересованности в стабильном развитии страны. Но когда общественные потрясения закончились и государство вновь озаботилось масштабными национальными задачами, у проекта, как и в когда-то тёмной России, появились противники.

Час Х



До сих пор не подписан акт о государственной приёмке Чебоксарской гидростанции как объекта, завершённого строительством. Осталось всего-то поднять уровень водохранилища до проектной отметки 68 метров (лишь на 5 м выше нынешнего уровня) - и целый комплекс оставшихся в наследство и накопившихся в связи с недостроительством проблем будет наконец решён.

На государственном уровне понимание этого есть. В 2009 году президент страны (тогда Дмитрий Медведев) дал поручение правительству «принять меры по завершению разработки проектной документации подъёма водохранилища». И скоро настаёт час Х - разработка проектной документации завершена, и правительство должно принять окончательное решение. От того, каким оно будет, зависит, по существу, не только судьба одного гидроузла, но и нескольких регионов страны, а также определение вектора её дальнейшего развития.

Комментарии доступны только зарегистрированным на сайте

Авторизация



Посетители

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня613
mod_vvisit_counterВчера1088
mod_vvisit_counterЭта неделя613
mod_vvisit_counterПрошлая неделя9309
mod_vvisit_counterЭтот месяц26159
mod_vvisit_counterПрошлый месяц35717
mod_vvisit_counterВсего2067787
ankara escort escort ankara escort bayan ankara escort ankara ilan escort kizlar ankara escort bayan escort ankara escort bayan ankara escort ankarada escortlar escortlar ankara