Коллекция осенних ужасов: какие потрясения ждут Америку, Европу и Китай

Ласковое «бабье лето» или напоминающие о приближении зимы холода — в природе осень может быть разной. В международной политике, как правило, любое время года — жаркая пора. Наступивший сезон в этом смысле исключением не является. Висящая на волоске судьба президента Трампа, выборы в Германии, продолжающийся развод между ЕС и Британией, референдум о независимости Каталонии, партийный съезд в Китае — это только некоторые приметы осени-2017. А сколько незапланированных и неожиданных событий она несет — и не сосчитать.

Европу может ждать новая волна миграции

Одним из самых главных событий в Европе в политическом расписании на осень станут намеченные на 24 сентября парламентские выборы в Германии. Кардинальных сюрпризов от них наблюдатели, впрочем, не ожидают. Вряд ли Ангела Меркель уступит кому-нибудь пост федерального канцлера.

— С грядущими в Германии выборами связаны любопытные сюжеты, — рассказывает доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули. — Хотя, конечно же, как ожидается, партия Меркель одержит победу, но в силу того, что придется идти навстречу неким требованиям избирателей, в силу того, что пока непонятно, с кем ей придется заключать коалиционное соглашение, тут есть некие неизвестные, которые могут быть значимыми для европейского интеграционного процесса. В частности, французский президент Эммануэль Макрон заявил, что он выступает за «Европу разных скоростей» и хочет конкретизировать некоторые свои предложения в этой области после немецких выборов. Следовательно, он понимает, что нечто от этих выборов зависит. Он понимает, что будет говорить с Меркель более конкретно, когда она вновь станет канцлером ФРГ уже на четвертый срок. С этой точки зрения немецкие выборы имеют немалое значение.

Достаточно значимой является и история с польско-европейским противостоянием. Оно носит тупиковый характер, но, учитывая, что формально из этого тупика должен быть выход в сторону санкций в отношении Польши, поскольку поляки пока не хотят уступать, тут есть риски дальнейшего обострения ситуации. Хотя, конечно, никто не говорит о том, что Польша порвет с Европейским Союзом. Скорее, внутри Польши может назреть некий внутриполитический кризис.

СПРАВКА: 29 июля Еврокомиссия официально начала штрафную процедуру в отношении Польши после того, как вступил в силу скандальный закон о реформе польской судебной системы. Закон наделяет министра юстиции правом самостоятельно назначать и увольнять председателей судов. При этом подписавший закон об общих судах президент Польши Анджей Дуда наложил вето на два других законопроекта о резко критикуемой судебной реформе, объяснив это их противоречием Конституции.

Остается дестабилизирующим ситуацию в ЕС и миграционный фактор. Совсем недавно состоялась встреча по миграционной проблематике между несколькими лидерами стран Евросоюза и африканских стран, ключевых с точки зрения миграционного процесса. Пока неясно, насколько результативными будут достигнутые там договоренности (речь идет о выделении денег этим странам для того, чтобы они служили некими буферными зонами для приема и фильтрации мигрантов). Но так или иначе очевидно, что ЕС вынужден раскошеливаться. Существуют дополнительные сложности, связанные с тем, что турки потихонечку перестают соблюдать ту договоренность по мигрантам, которая была достигнута полтора года назад — в силу того, что Турции никто не гарантирует ни членство в Евросоюзе, ни безвизовый режим. Турки понимают, что ничего не теряют, если не будут соблюдать договоренности. Поэтому этот фактор помаленьку начинает вновь разогреваться. В среднесрочной перспективе (может, не осенью, а в начале следующего года) многое зависит от положения в Сирии, где сейчас происходит некое обострение — и если это обострение усилится, то Европу ждет новая волна миграции. Пока об этом можно только гадать, однако такую возможность надо держать в уме.

Очевидными выглядят несколько рискованных моментов. Можно, конечно, говорить о проблеме Brexit — но, с моей точки зрения, это достаточно стабильный переговорный тупик: по крайней мере, в течение осени никаких значимых для экономической и политической ситуации в Европе изменений в этом плане не ожидается. Стороны пока не могут договориться о самых базовых условиях. Когда они смогут договориться — непонятно. Как и то, когда договоренности будут реализоваться, пройдет год-два, прежде чем начнет сказываться их эффект.

Можно вспомнить и о том, что осенью пройдет референдум о независимости Каталонии от Испании. Конечно, это событие, но пока не видно, чтобы оно могло повлечь за собой что-то юридическое значимое. Не говоря уж о том, что предложенный Мадриду законопроект выглядит довольно наивным — в частности, речь там идет о том, что, получив независимость, Каталония останется членом ЕС. Видимо, люди плохо понимают (хотя это и странно) правила функционирования Евросоюза — такого быть не может, если страна разваливается, ее части получают право подавать заявку на членство. И то, что они этого не понимает, несколько девальвирует ситуацию. Скорее, это запросная позиция — а референдум ознаменует начало нового внутрииспанского торга. Но я не ожидал бы каких-то драматических кризисных обстоятельств. На некоторое время эта тема выйдет на первые полосы газет, но вряд ли будет иметь долгосрочное продолжение.

Трамп готов пойти очень далеко

А что готовит осень Америке и президенту Трампу лично? Полным ходом идет расследование связей его окружения с Россией, которую в США подозревают во вмешательстве в прошлогодние президентские выборы.

— Эта осень будет решающей с точки зрения судьбы президента Соединенных Штатов Америки Трампа, — считает главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир ВАСИЛЬЕВ. — Я думаю, что вопрос об импичменте или отрешении от власти Трампа будет самой главной проблемой ближайших месяцев. Соответственно, будет нарастать и весь спектр политических проблем, которые сегодня определяют ход внутриполитического кризиса в США. Складывается впечатление, что Трамп в принципе готов пойти очень далеко. И если угроза его отрешения от власти будет реальной для него, он может пойти на дестабилизацию внутриполитического положения в стране.

В рамках работы комиссии Мюллера (спецпрокурор Роберт Мюллер возглавляет расследование по возможному вмешательству России в выборы президента США в 2016 г., а также связи команды Трампа с Москвой. — Авт.) большое жюри может по рассмотренным материалам вынести определенного рода приговор в отношении некоторых лиц из ближайшего окружения американского президента, может быть, даже самого Трампа.

Каким именно образом президент Трамп может пойти на дестабилизацию положения внутри страны, сказать сейчас очень сложно. Он может обратиться к народу — и вся Америка будет постепенно эволюционировать в большой Шарлоттвилль. И в этом плане не исключаю даже того, что в какой-то момент может быть введено даже где-то чрезвычайное положение или приняты спецмеры (Трамп может взять на себя управление по стабилизации положения в стране).

Второй очень важный момент — это система внешних, международных кризисов. В особенности я не исключаю тот факт, что ситуация вокруг Северной Кореи может перерасти в очень горячую фазу, что грозит вылиться в очень серьезный международный конфликт, который может встать на путь военной эскалации. Именно потому что будет резко ухудшаться внутриполитическая ситуация в Соединенных Штатах — и возникнет соблазн для Трампа предстать уже не президентом, а верховным главнокомандующим, и тем самым снять вопрос об отрешении его от власти по принципу «победителей не судят». Это очень вероятный ход событий осени, вероятность я оцениваю больше 50 процентов.

Что касается российско-американских отношений, то совсем недавно президент Трамп заявил, что Россия не представляет главной угрозы. На сегодняшний день в Америке нет управляемости государством: Трамп — это одно, Конгресс — это совсем другое. Сегодня Америка — это гидра со многими головами. Скорее всего, отношения между Вашингтоном и Москвой будут носить не совсем управляемый характер. Мы можем оказаться заложниками внешнеполитической ситуации — той же ситуации в Корее. Могут возникнуть другие проблемы, когда стороны будут вовлечены в процессы, где их действия будет определяться логикой международного кризиса, а не их намерениями (скажем, намерениями Трампа улучшить отношениями или намерениями России сохранить хотя бы видимость отношений с Америкой). Просто ход событий может опрокинуть все расчеты сторон…

Главная проблема — борьба с коррупцией

Еще один из «столпов» современного мира — Поднебесную — этой осенью ожидает весьма важное событие: XIX съезд Коммунистической партии Китая.

— Когда речь заходит о китайских партсъездах, говорить заранее о них достаточно сложно, потому что процесс подготовки к съезду и написания отчетного доклада — все это скрытые вещи, и огласку они получают непосредственно на самом съезде, — рассказывает руководитель Центра политических исследований и прогнозов Института Дальнего Востока РАН Андрей ВИНОГРАДОВ. — Хотя сам текст отчетного доклада распространяется еще до съезда среди делегатов. Если же говорить о проблемах, стоящих перед Китаем, которые наверняка найдут отражение в материалах съезда, то прежде всего это проблема смены экономической модели. И Си Цзиньпин, и его предшественник Ху Цзиньтао неоднократно говорили о том, что нужно ее менять, потому что существующая экономическая модель, которая и сотворила китайское экономическое чудо, является экспортоориентированной, на самом деле по целому ряду параметров она очень затратная. И эта модель уже не может приносить Китаю такие плоды, как раньше. Поэтому ее нужно менять, надо увеличивать внутреннее потребление. С переходом на новую модель существует много крупных проблем, но такая задача стоит.

Очень важны социально-экономические задачи, стоящие перед КНР, — это и задачи повышения уровня жизни населения (Китай в этом направлении очень много сделал за последнее десятилетие), и экологические проблемы, и демографические. Как известно, Китай отказался от политики «одна семья — один ребенок», но уже сейчас специалисты прогнозируют, что к началу 2030-х годов страна столкнется с нехваткой рабочей силы, причем эта нехватка будет структурной. Таким образом, демографическая проблема стоит уже не с точки зрения сокращения населения, а поиска оптимального соотношения разных возрастных групп — работающих, молодежи и стариков. И думаю, эта важная проблема будет так или иначе затронута на XIX съезде КПК. Потому что разрешили семьям иметь двух детей, а оказалось, что не так много китайских семей хотят этого…

Главной, пожалуй, политической проблемой является борьба с коррупцией, начатая летом 2012 года, буквально за несколько месяцев до прихода Си Цзиньпина к власти — и продолжается до сих пор. Ясно, что этой борьбе не видно конца и края. Более того, делегаты, избранные на партсъезд, потом отзывались местными организациями — потому что против них возбуждались дела (соответственно, они лишались и делегатского мандата). Для Си Цзиньпина и управленческого класса в КНР борьба с коррупцией — одна из главнейших проблем, потому что она непосредственно затрагивает каждого.

Думаю, что на этом съезде будет специальный раздел, посвященный внешней политике и международным отношениям, потому что политическая ситуация изменилась. И изменилась она в первую очередь в связи с приходом в США новой администрации Дональда Трампа. И Китай на протяжении последнего времени говорит о том, что готов продолжить глобализацию и играть в ней активную роль. Китай говорит об «общей судьбе» народов всего мира — и недвусмысленно дает понять, что готов подхватить знамя глобализации, но на других, более справедливых принципах. И в этом контексте на съезде может быть сформулировано новое представление китайского руководства и Коммунистической партии о внешней политике.

Что касается властных позиций Си Цзиньпина, то они сильны. Вряд ли его не переизберут Генеральным секретарем (хотя в истории КПК были разные ситуации — и Хуа Гофэна убрали с поста Председателя ЦК, и Чжао Цзыяна убрали — но эти исторические прецеденты не имеют отношения к Си Цзиньпину). На самом деле, в Китае идет активная политическая жизнь (хотя и по другим правилам, чем в западном обществе). Вопрос в том, что из 7 членов Постоянного комитета Политбюро пять членов по достижению предельного возраста должны будут уйти со своих постов — и на их место будут избраны новые люди. И из этих людей, по сложившейся практике, на следующем, ХХ съезде партии, который состоится через пять лет, будут выбирать нового Генерального секретаря. Такова была практика до последнего времени, но ситуация меняется. Активно обсуждается такой момент: а произойдет ли эта смена? Захочет ли Си Цзиньпин остаться на третий срок (что прямо запрещено уставом)? Но об этом говорить еще рано… Больших сюрпризов от XIX съезда я не ожидаю. Но этот съезд дает возможность китайскому руководству отважиться на новации — либо теоретическое, либо организационное.

Авторизация



Посетители

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня1272
mod_vvisit_counterВчера801
mod_vvisit_counterЭта неделя8153
mod_vvisit_counterПрошлая неделя8136
mod_vvisit_counterЭтот месяц24390
mod_vvisit_counterПрошлый месяц35717
mod_vvisit_counterВсего2066018
ankara escort escort ankara escort bayan ankara escort ankara ilan escort kizlar ankara escort bayan escort ankara escort bayan ankara escort ankarada escortlar escortlar ankara